Васильев: «Моргенштерн вырос бы нормальным мальчиком, если бы была отцовская опека»

Александр Васильев
Александр Васильев

62-летний Александр Васильев с юмором отвечает на вопросы об отцовстве, хотя и допускает внешнее сходство с рэпером. «Я была за девять месяцев до его рождения в Уфе, и все сложилось. В эту безумную ночь! Эта пьяная Зульфия … »- смеется историк моды.

Личная встреча предполагаемых родственников произошла впервые в шоу «Давай поженимся!». Первый канал. Однако телеведущий признается, что ему было мало удовольствия от общения с «сыном». «Моргенштерн — Маугли», — возмутился Васильев. — Если бы была родительская забота и присмотр, он бы вырос нормальным мальчиком. Он не умеет вести себя ни за столом, ни с людьми. Кушает не очень аккуратно, все хватает руками … Она все время ругается. Видимо ему не везет с девушками. Он всегда на «ты» и спрашивает: «Ты девственница или нет?» Зачем ему это знать? «

Поклонники считают, что у рэпера скулы звездного
Поклонники считают, что у рэпера скулы звездного «отца»

Однако эпатажные выходки, наоборот, помогают артисту поддерживать интерес к своей персоне. Рэпер тоже активно обсуждается, как и Ольга Бузова в начале певческой карьеры. Ведущая YouTube-шоу «Стрелец-парень» спросила Васильева, в чем секрет ее популярности.

Не пропустите мусорную палатку: Александр Васильев и Моргенштерн сдали ДНК-тест и исполнили индийский танец

«Все потому, что она разведенная женщина. Это близко многим женщинам. Она смогла добиться высокого статуса без мужа. Женская опора для броши… »- заявил историк моды.« Она эксплуатировала этот образ », — отметила телеведущая.« И молодец! Я даже слышала песню «Несколько половинок», — ответила звезда.

Васильев в молодости любил экспериментировать со стилем
Васильев в молодости любил экспериментировать со стилем

Васильев не скрывает, что сам не прочь вызвать ажиотаж вокруг своей персоны. Искусствовед смело высказывается на спорные темы: «Меня критикуют за то, что я не хочу давать девушке три миллиона евро на уколы. Я не могу, потому что не знаю. Она мне не родственница. Мне говорят: «Собери для нас». Я тоже не буду. У меня есть еще один ребенок — Музей моды. Мне: «Одежда Васильева важнее, чем жизнь бедного ребенка!» И я не знаю, существует ли он вообще, музей мне важен. Он останется, но ребенок неизвестен. Они говорят: «Ему не стыдно. Он не гуманен! «Я гуманен. Но у каждого свои интересы в жизни. А еще я люблю ловить шумиху. Я всегда наверху».

Фото: Легион-Медиа, Instagram